Основы национальной политики

Политика Кремля была исторически направлена на ассимиляцию захваченных этносов и превращение их в искусственную имперскую общность, не помнящую свои корни, под названиями «российский» или «советский» народ. И всё это делалось с главной целью укрепления власти правящих группировок над захваченными территориями.

История нашего отечества — Кубани — это яркий и типичный пример российской колониальной политики, которая была нацелена на «московизацию» местного населения, стравливание между собой разных этнических и религиозных групп.

Пока наши соотечественники ищут врагов среди зарубежных стран или же среди своих земляков другого этноса или веры — настоящий враг сидит в Кремле и никакой национальности он не имеет, а вера его — «золотой телец».

Русские идеи

Наверное, это самый сложный вопрос, касающийся темы национального самоопределения. Большинство из нас — потомки Древней Руси — восточнославянских племён (руснаков или русинов, как они обобщённо звались) и соседних народов, образовавших феодальные государства около тысячелетия назад, протянувшиеся от Балтийского моря — до, собственно, части современной Кубани. Проблема заключается в том, что «русское» наследство захватила и монополизировала для себя Московия — бывшая захолустьем Руси, а потом улусом империи Чингизидов, сделав это как силой оружия, так и силой дипломатии и пропаганды и назвав это «собиранием земель». Она поставила себя в центр «русского мира» и определила его не как часть общеевропейской идеи, а как деспотическую, захватническую и антигуманную идею — пугало для всего свободного мира, и таким образом, дискредитировав нашу историю и имя.

Мы считаем, что перво-наперво в этом вопросе нужно определиться с терминами дабы закончить путаницу. Например, говоря о «русификации украинцев» по смыслу получается «русификация русинов», что есть абсурд. К сожалению, нам приходится пользоваться такими оксюморонами ввиду сложившейся практики. В своей работе мы стараемся придерживаться терминологии из западной и украинской науки, но, безусловно, считаем, что работа в этом направлении — в выработке общего понимания и восстановления исторической правды — должна продолжаться, поскольку имеющегося сейчас не достаточно.

Кубанское украинство

Наше движение исходит в первую очередь из интересов той части кубанского населения, которая имеет украинское происхождение: безотносительно того, когда на Кубань переселились их предки — запорожцы ли два века назад или при советской власти, и безотносительно того, были ли они казаками или нет.

И, хотя, примерно 9/10 населения Кубани официальная статистика определяет как «русских», мы прекрасно знаем, что эти цифры были нарисованы почти 90 лет назад при проведении сталинской политики расказачивания. Нарисованы в паспортах и свидетельствах о рождении множества коренных кубанцев, которые и на «русском» языке-то говорили с трудом. И, даже, несмотря на массовые репрессии, голод и выселения доля украинского населения по происхождению продолжает оставаться в крае значительной, о чём можно судить хотя бы по распространённости типичных казацких и просто украинских фамилий.

Но называть конкретные цифры бесполезно. В первую очередь потому, что самосознание населения за это почти столетие изрядно вымыто оккупационной властью.

Именно поэтому наша задача — это возвращение этнического сознания Малинового Клина, популяризация культуры и языка наших прадедушек и прабабушек среди молодого поколения.

Национальные меньшинства

Кубань — многонациональный край. Кроме славянского населения у нас проживают адыги, армяне, греки и многие другие этносы. Они также в своё время пострадали от российской империалистической политики. Независимая Кубань должна исходить из принципа защиты прав национальных меньшинств.

Касаемо вопроса о статусе Адыгеи, мы считаем, что наиболее рациональной формой взаимоотношений является наделение Адыгеи статусом автономии в рамках унитарной Кубанской республики — со своим языком, парламентом и т.д. Не в той форме, как это делается в имитационной «федерации» России, а в той, как это устроено в развитых странах.

Языковой вопрос

Московская оккупация лишила нас родного языка — кубанского диалекта украинского, вытеснив его на задворки общественной жизни и оставив затем на постепенное вымирание. Соответственно, наша задача эту историческую несправедливость исправлять и возвращать ему популярность и употребляемость, стимулировать его изучение и развитие. В независимой Кубани он должен быть введён в качестве государственного языка наряду с общеупотребимым сейчас русским.

В основе кубанский украинский должен соответствовать современному литературному языку, принятому в Украине. Естественно, следует также поощрять возрождение, там где это возможно и полезно, особенностей кубанского диалекта, как отличительной черты, «визитной карточки» нашего края.

Религии

Мы выступаем за светское государство и равенство всех религий на Кубани. Вместе с тем мы не можем не считаться с православной верой, как наиболее распространённой на Кубани и оказавшей своё влияние на историю нашего края. Поэтому мы считаем необходимым с политической точки зрения способствовать отделению Кубанской Церкви от Московского Патриархата. Безусловно, мы бы приветствовали и реформационное преобразование внутри церкви, отказ от домостроевских пережитков, однако это уже вопрос второго плана, и он в большей мере зависит от внутренних инициатив в самой церкви Кубани.

В конституционных актах Кубанского государства можно будет также предусмотреть что-то наподобие духовного или этического регламента, соответствующего современным гуманистическим ценностям, на основе которого из церкви и общественного сознания будут вычищаться предрассудки и всякое морально вредоносное наследие России: по крайней мере на первых порах независимости такая работа жизненно необходима.